1

Пресса - Шалфеев, Борис Николаевич

31 января 2011





Борис Николаевич Шалфеев — латвийский журналист, работавший в газете «Сегодня», многолетний заведующий краеведческо-историческим отделом газеты, общественный деятель, автор очерков, посвящённых истории города и образу жизни его жителей.

Родился в семье священнослужителя, настоятеля храма Казанской иконы Божией Матери в Эдинбурге. Окончил Рижское духовное училище и Рижскую духовную семинарию. После окончания семинарии пришёл в 13-ую рижскую среднюю школу, где начал вести уроки истории родного края. Вскоре поступило приглашение от Ганфмана стать заведующим исторического отдела газеты «Сегодня», которая впоследствии получила статус четвёртой по популярности русскоязычной газеты за пределами России. Продолжая работать учителем истории, Б. Н. Шалфеев начал публиковаться в газете, а вскоре был избран депутатом городского совета.

В период Первой мировой войны Борис Шалфеев вынужден был эмигрировать в Румынию, где женился на русской женщине по имени Татьяна. После возвращения в Латвию, ставшую независимой, став заведующим историческим отделом в газете «Сегодня», начал вести активный ресторанный образ жизни, который, впрочем, был свойственен многим рижским рыцарям пера. О его приверженности ресторанным посиделкам обстоятельно повествует его коллега по печатному изданию, один из ближайших друзей, Генрих Гроссен:

Мне и начальнику школы нужно было срочно поговрить с Борисом по одному школьному делу, но то ему некогда, то нам. Начальник школы Мюльберг предлагает провести время с Борисом Николаевичем после уроков. Сговариваемся отправиться с ним в ресторан «Темпо». Являемся туда часов в 10. В ресторане полно. Бориса не находим. Является он через полчаса, как оказалось, он уже был в ресторане Шварца. Мы в это время уже сидели. Видим, у входа появляется характерная тонкая и высокая фигура Бориса Николаевича. Со всех сторон поднимаются руки с приветствием: «А, Борис Николаевич, заходи!», «Ah, Šalfejeva kungs!», «А, Шалфеев, садись!». «Борис, на пару слов, — говорит какой-то подвыпивший тип. - У меня к тебе дело, не возражай и пей!». Борис с красными пятнами на щеках сердечно пожимает протянутые руки и садится. Стулья придвигаются к нему, подсаживаются и с других столов. На столе губительная водка, смертельное для почек пиво и меньше всего закуски. Он говорит, он увлекается и незаметно для себя машинально пьёт рюмку за рюмкой. Через час он попадает к нам, поговорить с ним так и не удаётся, так как у нашего стола оказались совершенно чужие лица, которые, однако, с Борисом на «ты». Я предлагаю покинуть это заведение и перебраться в другое, более тихое и спокойное. Борис предлагает «свой» вариант — ресторан «Робежниек» - что на Мельничной улице вблизи Вальдемаровской. Компания соглашается. Поднимаемся, расплачиваемся и идём к выходу среди поднятых для приветствия Борису рук и разного рода восклицаний по-русски, латышски и даже по-немецки.

В следующем ресторане, по замечанию Гроссена, наблюдается ат же атмосфера — с шумными приветствиями, беспрестанно наливающимися рюмками. В дежурном полуофициозном ресторане гостя приветствуют близкие к правительственным кругам деятели, а также городской голова Андерсен и поэт Карлис Скалбе, с которым Шалфеев ведёт продолжительный разговор. В итоге, как отмечает господин Гроссен, разговора по делу у них с журналистом так и не вышло.

В 1935 году Борис Шалфеев получает высокую должность — директора 13-ой средней школы, в которой долгое время проработал учителем. Однако здровье к тому времени начало серьёзно подводить журналиста, и вскоре он скончался от продолжительного туберкулёза лёгких. Похоронен на рижском Ивановском кладбище на территории исторического Московского форштадта, «бардом»-бытописателем которого он являлся на протяжении многих лет своей журналистской и учительской деятельности.



Просмотров: 745


<<<